КРЫМСКОТАТАРСКИЙ НАРОД: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

КРЫМСКОТАТАРСКИЙ НАРОД:

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Ю. ОСМАНОВ 

ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

I. СИТУАЦИЯ В СТРАНЕ.

Полный тупик, к которому непреложно пришла и привела за собой всё общество партия, поставившая своей целью диктатуру одного класса, сразу же подменившая её собственной диктатурой, устранив для этого другие партии, т. е. жизненные интересы различных социальных слоёв, сами уклады жизни. В результате чего всё многообразие жизни выродилось сначала в бессодержательные лозунги, а затем в примитивную схему. Высочайший интеллект реформаторов революционеров, мощная диалектика их мышления, не укладывавшиеся в схему, были подменены фанатичным, комбедовским исполнением, выхолощенной, лишённой всякого смысла схемой. Фанатично уничтожался всякий интеллект, прежде всего в самой партии, затем методично в обществе вытравлялось всё, что ломало обречённую схему. Всё это через стадию разложения и застоя привело страну к катастрофе. И всё-таки гангренозное тупиковое состояние ещё могло быть преодолено. Преодолеть этот тупик могла только сила, обладающая властью. То есть та же партия, которая, накопив огромные ценности, являлась единственным крупнейшим собственником и удерживала ещё значительный интеллектуальный потенциал страны. Однако, подавив в своих рядах и возле себя всякую интеллектуальную работу, извратив собственную программу до единственной, осмысленной и предметной идеи – идеи о собственной самоценной власти, такая партия уже не смогла выработать никакой осмысленной программы. Она страшилась такой саморазоблачительной программы. Промучив страну невообразимыми фокусами и вихляниями, она махом завершила самое простое, заранее намеченное решение – испарилась как невидимка, оставив в качестве мишени для разрядки накопившегося возмущения и ненависти свой бестелесный образ в кровавом ореоле.

Кто надругался над верой и надеждой миллионов и миллионов людей и поколений, обманул и предал извечные права и чаяния народов? Кто начал гладью, а кончил гадью великий почин? Кто повинен в величайших преступлениях, непростительных ошибках и просчётах, страданиях и потерях в обществе и стране? – КПСС – та партия, которой уже нет, рядовые члены которой, являющиеся винтиками, ни за что, кроме своей безответственной роли не ответственны. А лидеры загодя, как крысы с тонущего корабля, перебежали в другие партии, объявив себя беспартийными, заняли стратегические и командные посты в неидеологических структурах и больше всего галдели и кликушествовали катастрофу и, несомненно, выглядели героями. Как Маленков, разоблачивший Берию.

Так что взятки гладки, спрашивать не с кого, да и бесполезно. Кто безупречен и хотел бы это сделать – да ответить нечего и поздно. А огромные ценности, загодя отмытые всякими путями, переплавленные в ценные бумаги, акции на владение землёй, движимым и недвижимым имуществом, различные МП, СП, коммерческие банки, финансово-промышленные группы и прочие АО, ассоциации, охранные грамоты на управление всем этим, составили тот предусмотрительно накапливавшийся первичный капитал. Система ГУЛАГа была одной из мощнейших источников, наряду с дивидендами от помощи режимам типа. Иди Амина и торговли оружием, которым одни афроазиаты убивали других. То-то лучшие патриоты-демократы вопили о разбазаривании богатства страны! Этот предусмотрительно накопленный первичный капитал позволяет смело начать всё с начала, хотя и вернувшись на 50 лет назад. С его помощью можно безбедно пережить разруху, оставаться фактически подлинно властвующей силой, только в другом обличье (якобы другом!), нисколько не изменившей своей сути, будучи под коммунистической рясой.

Бывший «орден меченосцев», не отбрасывая ни один из пунктов исторического завещания имперского толка, которые он потихоньку реанимировал в своих открытых устремлениях, прикрываясь лукавой фразой о «едином советском народе», вдруг родившейся от ограбления и великодержавного насилия «новой исторической общности», чудесным образом превратился в гроздь партий подлинных хозяев соответственно видам новой собственности. В национальных движениях, среди которых издавна велась диверсионная работа, и были сформированы структуры национал-предателей из привилегированной, обогатившейся на ниве коррупции на «всесоюзных», «коммунистических», «ударных», «комсомольских» стройках и «программах века» верхушки. Моментально под святыми национальными лозунгами по уставам, как две капли воды напоминающие устав КПСС, написанными на Старой площади, в горячем песочке вылупились и юрко побежали организации и партии по повадке и хватке живо напоминающие родителя и ведомые теми же номенклатурными ворами, только с бантом в петлице. Весь этот архипелаг первым делом начал оплёвывать и устраивать кошачьи концерты своим вчерашним главным лозунгам и молитвам: «социалистический выбор», «права народов на самоопределение». – То есть именно социальным гарантиям низам, в том числе и своим ветеранам, бросавшимся на амбразуры, исправляя величайшие нелепости и предательства своих вождей, кровью своей спасавших Отечество от позора и рабства, распятые народы, остающиеся расчленёнными на высылке. Партия и её бывшие кадры, перекочевавшие в советы и исполкомы, демократы, оттачивавшие на кухне свои идеи и во многом мыслящих так, или почти так, как мыслят на Западе, но только в национальном вопросе, веровавшие во все те ископаемые предрассудки, зоологические догмы и доктрины, в которые веровали имперские вожди партии, – всюду, как по команде торжественно объявили одну и ту же крылатую фразу, записали её в конституциях и концепциях, раскроенной на куски, страны. Причём каждый кусок тоже стал страной, а в каждой такой стране сразу объявили столько «народов», сколько их было в большой стране. Фраза гласит, что никто из этих «народов» не вправе претендовать «на какие-то особые права», имеет равные права и основания. Как и положено провозглашать партийцам, как, и положено демократам и хозяевам. И ссылаясь на Америку, можно и на Монте-Карло, – в рулетке все равны. И тоже с полной преемственностью морали партийных вождей бывшие партийцы, хозяева и демократы крупных кусков-стран (даже Ямало-Ненецккой республики) стали заключать друг с другом договора о взаимных гарантиях своим диаспорам в других странах. Потому что между собой за чашкой чая они признают, что хотя права у этих кусочных «народов» конечно идентичные, а вот основание и внутреннее содержание несколько разное: основное, компактное ядро коренного народа – это организм, разрушив который – погубишь весь народ и его цивилизацию в принципе. Поэтому на своей (исторической) территории формирования сохранение административной, хозяйственной и языковой компактности, нерасчленяемость этого ядра – это альфа и омега сохранения человеческой цивилизации вообще. И это на данной территории должно быть гарантировано при любых политических, идеологических и партийных перестановках и превращениях, независимо от того, сколько и по каким причинам сюда переедет, будет сослано или послано по мобилизации самых здоровых и самых породистых даже людей и людских масс. А мигрировавшие сюда люди другой национальности, то есть оторвавшиеся от материнского ядра (сознательно или по приказу согласившиеся на этот отрыв), бесспорно, имеют право на равноправие во всех гражданских запросах. А в части национальных запросов - имеют право на живую связь и на внутренние (в диаспоре) связи с материнским ядром, его культурой, языком и т. п. или вернуться свободно, даже с помощью материнского государства туда. Вот только они не имеют права при помощи «референдума», или, апеллируя к своему ядру и при его давлении изменять статус территории, вручать кому-либо мандат на управление и тягать её под юрисдикцию другого государства. Такое право искони принадлежит только коренному народу и ничьих прав, интересов и амбиций такое право не ущемляет. Но отцы крупных стран такое право признают только за своими народами. Так что большие и мощные республики и их настоящие, а не кусочно-резаные искусственные «народы» в необрежневском их толковании – действительно ничего не проиграли от суверенизации. Напротив, – выиграли и закрепили конституционно-договорным путём свои подлинные основания и права. И только про «братьев меньших» – про автономии – в этой предусмотрительной неразберихе «забыли», особенно про тех, которые были разгромлены и рассеяны и большая часть которых находится на территории уже других государств, совсем забывших в своих взаимных договорах и конституциях закрепить право и процедуру на восстановление репрессированных народов в состояниях и правах.

Так случилось и с крымскотатарским народом, хотя необходимость и обязательства восстановить его национальную целостность, равноправие и национальную государственность на родной земле Верховным Советом СССР было объявлено.

А «национальный принцип» конституируемый сегодня в восстанавливаемой Крымской АССР, как раз и предусматривает закрепление главных итогов и самого замысла четвертования крымскотатарского народа. А великие республики пока не спешат свои решения в союзном качестве воспроизвести в суверенном режиме и воплотить в соответствующих пакетах законов и договоров друг с другом, отстранившись от имперского, рабского правосознания.

Методы и традиции партии были таковы, что за рамками бюрократического мышления её вожди своего ничего не имели, отличаясь, друг от друга какой-либо оригинальностью атавистического характера или идеей фикс. Сталин любил попойки и паясничанье приближённых. Хрущёв питал слабость к кукурузе. И все должны были паясничать или насаждать кукурузу. Брежнев не играл с глобусом, но играл в «мир» с подлинным упоением, что не мешало ему для мирового здоровья то там, то сям пускать кровь: то в Чехословакии, то в Афганистане, навешивая гирлянды орденов, медальонов и эполет себе и будущем хозяевам. А когда в «ордене меченосцев» оказались вытравленными последние героизированные воспоминания и предания, его лидеру уже не нужно было иметь даже таких хобби и причуд. Он обладал только всепоглощающим профессиональным навыком, продемонстрированным в Венгрии 1956 года и за 14 лет правления на Лубянке с широким профилем – неизменным присутствием при национальном вопросе (как он сам выражался), правах человека и при всех тайных операциях. Соединение в одном лице двух «орденов» означало подготовку к ликвидации дел, что происходило затем в течение долгих шести лет, чехарды взаимоисключающих инициатив, для осуществления которых неизбежно нужны были и раскрытие тайны зловещих преступлений, и демонстрация намерения восстановить истину и справедливость. Чехарда, при которой регресс вместо прогресса можно было оправдать «неизведанностью пути» и переводить нужные кадры, лишённой легитимной власти партии, во властные структуры и во владение собственностью, органами информации (ставшими сразу «независимыми»), короче, ключевыми позициями во всех сферах.

Отбрасывание ключевых программных целей, принципа общественной собственности, составляют смысл и суть существования партии, утечка из неё самых квалифицированных функционеров, или посвящённых в замысел, или учуявших катастрофу, уподобили её парализованному динозавру. Нужен был только повод и благоприятная ситуация, которым и стал «бунт на коленях» – неизбежный в принятой схеме трагикомичный ГКЧП.

Так был проведён на минимально адекватном уровне, отличающим интригу от политики вывод страны из тупика. Октябрьский эксперимент вместе с клятвами и гарантиями, которыми увлекли народы на сохранение целостности империи, был объявлен оконченным. Ответственная за него партия с гиканьем упразднена. Но в руках тех сил, которые ею и от её имени вершили бал, осталось то количество первично накопленного капитала, достаточного, чтобы доказать – новые хозяева действительно начнут незамедлительно процветать. Правда, государство распалось, и Нине Андреевой утереть нос не удалось. Но оно распалось с неотвратимой закономерностью, как до него – соцлаг. Неизбежно потому, что порочную имперско-шовинистическую схему никто не решался и не собирался менять. Ни партия, завершившая своё партийное существование, ни демократы, в великодержавном эгоизме способные переплюнуть любого схоласта со Старой площади, оставаясь в плену геополитических представлений и стереотипов образца XVII – XVIII веков, просто не могли этого сделать.

Как только в схватке «конституцион-Центра» с «ГКЧП-Центром» конституционный попал в ненасильственный нокдаун, демократы в Москве тотчас показали, как они в глубине души понимают союз. Заявив претензии на расчленение соседних республик, с которыми они недавно имели соглашения об отсутствии каких-либо взаимных территориальных претензий, кого в этих республиках из республиканских правителей можно оставить, а кого не следует. Всем стало ясно, что любой ценой, не мытьём, так катаньем, центр мыслится оставить в Москве, как прямой диктат России, русского этнократизма. Из под Союзного договора оказались выбиты последние хлипкие подпорки, и Союз за считанные часы распался, чего не смог сделать ни сталинский террор, ни гитлеровское нашествие, ни ГКЧП.

«Союз» распался, но во всех отошедших республиках, не пожелавших оставаться в патриархальной роли «младшего брата» были внесены жесточайшие очаги дестабилизации либо через национальные отношения, либо через процесс разложения КПСС. Кроме того, аховое экономическое положение сырьевых придатков предопределяет их предельную уязвимость. Любой ретивый президент легко может быть поставлен перед лицом вспыхнувшей «вандеи».

Кроме того, сам по себе феномен выхода окраинных республик из Союза не исключался и вне чрезвычайных схем. В одной из работ В. И. Ленина указывается на перспективу отделения и объединения пограничных республик с родственными государствами по ту сторону границы, естественно на коммунистических основах.

Таким образом, распад Союза нельзя рассматривать как внезапную данность. Он является необходимым этапом, фазой обустройства международного порядка и есть все основания предвидеть направление дальнейшего процесса.

Явно неравные исходные условия разделившихся республик, (о суверенитете которых пока можно говорить только с большой натяжкой), национал-гегемонистические пороки наследственности политических сил, их ископаемые геополитические предрассудки обусловят длительный, мучительный процесс «феодализированного» существования и взаимозависимости субъектов бывшего Союза при прогрессирующем отставании более слабых от двух сильных, а всего феодализирующего сообщества от окружающего мира. Такое состояние, несомненно, прогнозировалось, устраивает, и с 60-х годов было положено в основу стратегии «западного клуба». Такое сообщество – ёмкий и плохо способный к состязанию резервуар сырья, дешёвой рабочей силы, сфера приложения капиталов и сбрасывания технологий вчерашнего дня и промышленных отходов, роль, которой традиционно играл «третий мир», а в начале века – царская Россия, пока Октябрь не вывел её из прокрустова русла. Клятвами национального равноправия позволили сплотить союз, создать политические предпосылки мощного экономического развития. Однако весь набор тех дефективных факторов социалистической экономической модели, на которые ещё в 1906 году указал Исмаил Гаспринский в цикле «Социалистические учения», постепенно вошли в противоречие с декларируемым замыслом. Давшаяся огромной кровью народов СССР победа в ВОВ, подхлестнула шовинистические милитаристские силы для удара по политическим основам единства, нарушив клятвы. Эти силы черпали в истории, только героизированные успехи имперских тоталитарных режимов, объявляя провалы их стратегии недоучётом локальных факторов, нерациональным выбором вариантов аннексии или агрессии, маниакально конструируя очередной вариант политического «перпетуум-мобиле» на арбу очередной имперской авантюры.

Парадоксально, что наилучшую услугу в разгроме политической, правовой и договорной основы союза имперским силам оказали военно-политические службы гитлеровского рейха, потерпевшие сокрушительное поражение в аналогичном историческом предприятии, в ходе этой катастрофы, первым поздравил И. Сталина с очищением Крыма от «новых гуннов» У. Черчиль.

Анализируя расстановку сил и отношение к имперскому синдрому, понимания миссии социализма как кровавого синдиката по аннексии народов и территорий, пропорционально пролитой крови и способности концентрировать фактор подавляющего преобладания, в частности позицию руководства братских коммунистических партий, НДКТ в документе «Требование, непреклонная воля крымскотатарского народа», адресованном XXV съезду КПСС и направленном Совету Безопасности ООН (декабрь 1974 г.), пришло к выводу о предательской по отношению к судьбам своих народов сущности этой позиции, о неизбежном развале соцлагеря, построенного на таком принципе. В письме группы представителей НДКТ генсеку и Президенту М. Горбачёву от 18.10.1990.г. указывалось на принципиальную порочность принятой в 60-х годах концепции цивилизации. Согласно этой концепции, суть цивилизации зависит от двух сверхдержав – СССР и США, а угроза ей исходит от пробуждения третьего мира, а потому спасение видится в том, чтобы СССР и США объединились для предотвращения социальных революций в третьем мире, путём подкармливания его за счёт сокращения военных расходов цивилизаторов. В документе указывается, что принятие на вооружение этого рецепта, порочного самого по себе, вероятнее всего будет иметь неожиданное для его авторов следствие – в положение третьего мира, который надо подкармливать и не позволять осуществлять там жизненно важное социальное переустройство, который разрушат, и будут сохранять в положении политико-хозяйственной феодализации – попадёт сам СССР.

Прошёл год и прогноз начал полностью подтверждаться. Но самое трагическое и безысходное положение – у малых народов. Развал Союза ставит перед крымскотатарским народом ряд сложных правовых, экономических, организационно-политических проблем. Их постановка дана:

1.      В обращении на имя Председателя Госсовета М. Горбачёва.

2.      В письме главе Комитета по организации хозяйства И.С. Силаеву.

3.      Правовые проблемы сформулированы в документе на имя председателя Госкомиссии ВС СССР Ю.И. Калмыкова.

4.      В письме на имя Л.М. Кравчука.

5.      Вопросы формирования представительного корпуса в органах власти изложен в документах Генической встречи, готовившей настоящую встречу: «Вопрос о власти», Резолюция по принятию законов о двойном гражданстве, в резолюции Новороссийской Всесоюзной встречи и во Временном положении о довыборах (выборах).

II. СИТУАЦИЯ В КРЫМСКОТАТАРСКОМ ВОПРОСЕ

Одним из факторов возникновения крымскотатарского вопроса (его можно отнести к эпохе Петра I) являлось ключевое геополитическое и географическое положение Крыма у выхода к морским мировым путям на стыке Европы и Азии, на стыке двух типов различных в этнокультурном отношении массивов. Крым являлся колыбелью интенсивного репродуцирования самобытной цивилизации, сплавлявшей в себе всё богатство смежных культур. Очень показательным, на наш взгляд явился факт, установленный НДКТ в исторической справке «О численности крымских татар и её динамике из глубины веков до наших дней» (Обращение к XXV съезду КПСС) в 1974 году.

Население Крымского Юрта на конец XVII в. составляло от 7 до 10 млн. человек. Он мог выставлять армию в 150 – 250 тыс. человек. Следовательно, население Крымского Юрта в тот период по отношению к русскому потенциалу России составляло 1/3 – 1/4. Прогноз численности на конец XIX в., если исключить из рассмотрения убойную стратегию царского самодержавия, поддержанную европейскими державами, составило бы 19 млн. человек. В то же время население России на рубеже XIX – XX вв. составило 130 млн. человек, удельный вес крымских татар в населении России составил бы 1/7 – 1/8. Такие прогнозы, естественно, делались за все периоды геополитических представлений средневековья и более близких времён и привели к однозначной политике сокрушения Крымского Юрта и истребления основной массы нации крымских татар. Лозунг царизма «Крым – без крымскотатарского народа, его реализация составляют сущность крымскотатарского вопроса из глубины веков.

Акция 1944 года внесла существенный вклад в исполнение снова поднятого на щит и исполненного завета самодержавия: 46,2 % нации было погублено всего за 1,5 года высылки. Прогноз «Исторической справки» показывает, не будь депортации с её бездымным методом истребления через механизм комендантского надзора, численность нации крымских татар сегодня составила бы 2,5 млн. человек, при общем населении Крыма около 4 млн. человек. Расчётная численность сегодня – 1250 тыс. человек. Однако учёт процесса ассимиляции через русификацию и деградацию даёт основание полагать, что реальная численность составляет не более 600 тыс. человек.

В общем населении Союза численность крымских татар, таким образом, не превышала 1/300 и поэтому, конечно же, не играет той роли в геополитических расчётах имперских кругов, какую играла в XVII веке. Центр тяжести великодержавных помыслов переместился в сторону отведения Крыму роли бастиона экспансии в направлении Турции и Балкан, внутреннего жандарма и полигона обкатки всех провокаций против малых народов страны. «Программа действий» крымского рескома в её национальной части разрабатывалась, как было провозглашено в её проекте, как основа новой программы КПСС. И действительно, главные идеи, обеспечивавшие разгром национально-государственного закрепления суверенности народов автономных образований, то есть гарантий целостности их ядра на национальной территории, неразделимость этого ядра с ней, административно-территориальной, языковой и хозяйственной компактности, оказались заложенными в проекте новой (последней) программы КПСС. Воистину «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить!». Эти же идеи целиком вошли в концепцию Конституции Крымской АССР и непосредственно в «Закон Крымской АССР об органах власти». В многочисленных комментариях к этому «закону» прямо указывается его приоритетный характер для системы будущих отношений к проблеме бывших автономий. Над заданием, любой ценой протащить идею возвращения к структуре царской России (идея звезды постперестроечной политики – Жириновского), сосредоточен целый научный институт этнологии. Таким образом, стратегический план царизма – пользуясь всем арсеналом методов – изменить баланс населения на захваченной территории в пользу «более одарённой породы» (кому бы такую миссию не уготовили), но в ущерб коренному народу, который, конечно, клеймится ленивым и вредным для края, а потому ему уготована судьба народов Сибири, Карелии, получает законченное выражение в Крыму, – не просто генерал-губернатор из империи, но и легитимируется «государственность пришлых этносов». Теперь всё на данной территории, любым вариантом – решением сверху, либо решением большинства, да не просто большинства, а большинства, в любую минуту апеллирующего к большой дубине своей державы – всё на данной территории принадлежит державе и уполномоченной ею своей массе. От её имени уже заявлен ультиматум: «Если общество поощряет этнонационализм то есть если вдруг где бы, то ни было в национальной республике, разжиженное более чем на половину коренное население пожелает конституционно закрепить своё право жить свободно и беспрепятственно, ничуть не посягая на права человека, но закрепляя гарантии от оперирующих депортациями, в виде создания для каждой из групп (росчерком пера народы превращаются в группы) своих государств, движение за самоопределение… будет продолжаться бесконечно долго со стороны тех, кого хотят квалифицировать как «этнические меньшинства».

Здесь полемика идёт с европейским правом, предусмотревшим, как защитить инонациональную диаспору правовым механизмом, но одновременно, когда эта диаспора на какой-то территории начинает превалировать, как гарантировать права коренного народа от подавления пришельцами. Вот с этим наши учёные держиморды уже никак согласиться не могут:

«А статус «меньшинств» никак не будет принят «сколками» крупных народов, которые составляют в отделившихся государствах иногда многомиллионные массы. Прежде всего, это касается русских (почему «прежде всего»? Да никого кроме них «многомиллионными массами» не заселяли на возжеланных территориях), 6,5 миллионов которых проживают в Казахстане, составляя большинство в шести областях этой республики, 11,3 миллиона на Украине…, а, также составляя большинство жителей Крыма, невозможен потому, что рядом за государственной границей проживает основное ядро их собственного народа. В этих случаях очень вероятно… возникновение… движения за воссоединение с братьями… Пересмотр, вернее уточнение границ никак не территориальные претензии, ибо идёт о желании части граждан в отношении территории собственных государств может быть единственным… путём решения конфликтных ситуаций».

Чьи же это откровения? Члена бывшего ЦК КПСС, автора национальной концепции в новой заупокойной программе КПСС директора института этнологии бо-о-льшого демократа Валерия Тишкова. Так не для того ли руководство России, как бы невзначай бросив вопрос о территориальных притязаниях, спровоцировали процесс суверенизации? Не для того ли политические мошенники всех мастей требуют объявить Крым ни больше, ни меньше как «суверенным государством» ать-два и поставят вопрос: тягать территорию куда надо. Не для того ли часть граждан с 1954 года завозили массами на территорию, которую подарили Украине? Не для того ли «осваивали целину», или ринулись восстанавливать Ташкент, брать газ из Таймыра, чтобы, невзначай проснувшись не просто в подавляющем преобладании на данной территории, но и на территории, ставшей «другим государством», потребовать «уточнения границ». Арабы говорят – когда ссорятся два вора – находится пропажа. Нас в Крыму уверяют, что русские в Крыму – это «народ», а вот Тишков возражает: не народ, а «сколок». Ну, а почему бы армянскому «сколку» в Крыму не потребовать «уточнения границ», дабы не воссоединиться с собратьями в Армении? А русским в Чикаго провести границы Чикаго до Архангельска? Ведь этот откровенный разбойный аннексионизм протаскивается мелким жуликом с большой дороги научного разбоя Тишковым всего одной подтасовочкой, когда он национальную государственность исподтишка назвал «этнонационализмом», «этнократией». Тогда как национальная государственность – всего лишь правовая гарантия от бандитских поползновений тишковых заявлять претензии на территориальный захват заселённый бандитскими действиями бериевщино-сталинщины, хрущёвщины и иже с ними? И вот потому жулик с аттестатом учёного и директора, государство – то есть систему власти называет: «государство – это оформленная границами территория». Уникальна наша отечественная демократия: нарисовал в Москве на карте границу, где надо – и получай себе государство! Как стену через Берлин. Только также как эта стена рухнут все карточные домики тишковых, которых в государстве, оберегающем свою судьбу от аферистов, давно бы вымели из государственных учреждений.

И вот для чего Багрову и Гиренко понадобился «меджлис» – «догосударственная структура» – выметенная из храма «государственности пришлых этносов». Для того чтобы легитимно решать вопрос о территории Крыма «суверенной русской автономии» (научный тезис того же Тишкова) и сущность всего, что на этой территории имеет быть. Ведь «государство» и «территория» это одно и то же.

НЕТ, ГОСПОДА ТИШКОВЫ! Вы уже полвека покомандовали, терзая страну, терзая мир, танками воссоединяя территорию чехов и словаков с Москвой, бомбовыми ударами приводя к присяге Афганистан, хотя там не было ваших собратьев, но была территория, которую вы обрисовали своими границами. Мы вам больше не позволим тягать территорию Крыма как насильники женщину. Один раз вы уже разыграли как козырную карту территорию Крыма, чтобы замести следы преступления. Теперь возбуждаете тот же вопрос, чтобы, одурачив русское население, не позволить восстановление национальной целостности крымскотатарского народа и его суверенности, которая вовсе не ущемляет и не посягает на права ни русских, ни украинцев, ни какой-либо самой малой этнической группы в Крыму.

Вопрос о Крыме решается не тяганием его территории, монархами с демократической ленточкой через плечо, сменившей значок делегата съезда КПСС, равно ничего не дающим ни русским, ни украинцам, ни татарам, а ясными и чёткими гарантиями, которыми оперирует цивилизованный мир, и попрание которых привело страну к краху. Тишковы способны только привести к катастрофе, вызываемой подозрительностью и недоверием к инородцам, в каждой республике воображаемым троянским конём, как к претендентам на отторжение части территории республики.

Именно таких ясных гарантий и отказа конституировать плоды бандитского акта депортации, гарантий от лихорадочного заселения нашей территории претендентами на наши права и достояние, крымскотатарский народ ждёт от Верховных Советов России, Украины и Государственного Совета. И обращается ко всем честным людям – русским и украинцам – не позволить и не допустить величайшего вероломства – завершение крымского вопроса – канонизацией целей и итогов преступления 1944 года. Крымскотатарский народ обращается к народам и парламентам автономных образований создать политический блок малых народов для противостояния большому обману, какой бы флаг над ним не вывешивался. Крымскотатарский народ обращается к ООН и европейским организациям, дать ясную немедленную правовую оценку мирового сообщества попытке путём челночных манипуляций, секретных протоколов и правового нигилизма скрыть плоды аннексии и геноцида и претендовать в таком качестве на признание сообщества.

Полностью перекачав сталинско-брежневские имперские концепции и грабительские итоги полувековой эпопеи насилия и произвола в политико-правовые акты и заготовки, партократическое руководство Крыма готово передать публичную власть в руки крымских демократов. Крымские демократы, составляющие непреложный актив уходящей команды в процедуре перекачки и проявив свой демократизм в том, что вдруг, с момента, когда комиссия Громыко-Лукьянова-Разумовского объявила, что крымским татарам не увидеть Крымскую АССР как прошлогоднего снега, вдруг подняли истошный крик и лихорадочную активность, утверждая, что оказывается пострадавшим от преступлений 1944 года является не кто иной, как русский народ, ибо его якобы неслыханно оскорбили, обвинив, что он лояльно отнёсся к изменникам крымским татарам. И не просто оскорбили, но и ограбили, отдав его автономию. Это они крымские демократы, единогласно голосовали против того, что Крымская АССР должна быть гарантом восстановления национальной целостности и равноправия крымскотатарского народа. И теперь требуя разогнать тот Совет, с которым они всего этого добились, крымские демократы требуют изменить название республики, упразднить её автономный (то есть национальный) признак в названии и выйти из состава Украины. Что будет означать автоматическую денонсацию Закона УССР о восстановлении Крымской АССР, принятого во исполнение Постановления ВС СССР о восстановлении национальной целостности и равноправии крымскотатарского народа путём восстановления Крымской АССР.

Конечно, речь идёт не о демократах вообще или, по сути. Речь о таких же демократах, что столь усердно решают немецкий вопрос, выталкивая немцев за рубеж, о демократах, которые все беды Грузии видят от равноправия абхазцев, о таких демократах, которые пользу открытия границ видят в том, что от нас бегут евреи и скоро побегут турки.

Правда нигде в мире ни тори, ни виги не удавалось уйти от неизбежности платить по обязательствам, как не удаётся ещё смертным уйти от своей тени. Ведь государство – это не территория и граница, которым достаточно заменить наименование и мандат на получение налогов, чтобы уйти от истории, от суда народов. Этому не поможет, даже если поменять Бромлея на Тишкова, а Багрова на Мешкова, Балагуру на Безазиева, или когда лиса берёт в свидетели свой хвост.

III ПОЛОЖЕНИЕ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

Крымскотатарский народ разрезан границами шести государств. Финансовое, материально-техническое, правовое обеспечение его возвращения и ведающий этим орган в новой политико-правовой схеме не переоформлен. Все необходимые в этой связи представления в высшие органы центра и республик национальным движением сделаны. Необходимо проанализировать какова их перспектива, подробней взглянуть на положение народа

Официальная цифра крымских татар, вернувшихся в Крым – 150 тысяч. Фактически полагают их до 185 тыс. чел. (учитывая, что эта цифра укладывается неполными семьями, всё это косвенно подтверждает потенциальный объём возвращения – 800 тыс. чел. Разрыв по семьям, напрягающим последние возможности своего бюджета, при отсутствии источников дохода, ужасные социальные условия, практически отсутствие медицинской помощи, в обстановке жестокого психологического стресса в объёме всего народа, находящегося в процессе постоянного возвращения, особенно определяет резкое падение рождаемости. Этот процесс протянется около 10 лет. Десять возрастов на протяжении средней продолжительности жизни – около 70 лет, проявится на судьбе крымскотатарского народа волной искажения демографической структуры, производительных сил, брачных возрастов и т.д.. Это будет сказываться на усугублении резкого падения профессиональной квалификации во всех и особенно в определяющих прогресс нации сферах, поскольку месяцы и годы проходят в поисках работы, перебивании случайными заработками, чаще всего в иной, не требующей знаний и квалификации сфере. Это происходит как ввиду (прежде всего) целенаправленной национальной дискриминацией, так и по причине иной спецификой хозяйства в Крыму. Высококвалифицированные текстильщики Ферганы, Ташкента, шелковики Маргелана, химики Чирчика, металлурги Бекабада обречены на выполнение чёрных и подсобных работ или на люмпенизацию. Госкомиссия, руководство Крыма и Украины попросту игнорировали все постановки НДКТ о развёртывании соответствующих производств, а попытки развернуть в Крыму филиалов с технической и финансовой помощью предприятий Средней Азии, получили в Крыму жёсткий отпор, где предпочитают заключать сомнительные операции предоставления участков земли сомнительным или просто фиктивным кооперативам. История с майлисайским цехом светотехники – перевод, которого заблокировал кооператив «Лаванда» в пос. Партизанский, таллиннских шабашников-воров Нестеренко, Баранцева, Арсеньева и пр.: совместная афёра Рыжкова-Догужиева и «мубарекской гвардии» – «Кая» (естественно, рождённая утончёнными умами в Крымоблисполкоме и т. п.). Сказываются и трудности социальной адаптации особенно педагогов и врачей в совершенно ином психологическом климате. Выявляется и факт острой недостаточности специалистов с высшим образованием, убогого уровня, а подчас и фиктивности его.

Паралич организованного возвращения обусловил также расщепление народа по социальному, имущественному признаку, который в условиях географического, бытового разнесения всё более приобретает характер и опасность политического раскола народа фактически на две нации, формирования двух психологических моделей и серьёзную дискредитацию нации в глазах всех слоёв крымского населения. Сопряжённый также с бытовыми тяготами и финансовыми причинами раскол народа на более молодых – в Крыму и престарелую – на высылке, предопределяет серьёзное падение нравственности, утрату национальных компонентов исторического сознания и тончайших особенностей народной души, уважения к предкам и традициям, что подменяется выхолощенным, лишённым осмысления и подлинного чувства механическими имитациями фрагментов упрощённого ритуала в общении, обрядах и т.д.. Это угроза тотального перерождения народа – единым скачком.

Состояние «хронического возвращения» не только без помощи государства, но и практически с насильственным ограблением всего, что создано каторжным трудом народа за полвека (отсутствие территориального перераспределения ресурсов и т.п.), обдирание народа хищной стаей вымогателей-чиновников на контейнерных станциях, билетных кассах, органах прописки, спекулянтами стройматериалов и т.д. к которым скоро подключатся отделы виз и таможенный контроль, службы по гражданству и т.п. армии блюстителей национальных суверенитетов стран пребывания и стран прибытия, приводят и ещё сильней заставят татарина вычерпывать до дна семейный бюджет в той части, что идёт на поддержку здоровья, питания, содержания стариков и детей, на образование и культурные запросы. Это – состояние, близкое к катастрофе. Состояние, сопоставимое с акцией, задуманной и проведённой столь же тщательно и предусмотрительно, как депортация 1944 года.

Перед народом два шанса – пребывание на высылке долее – это деградация (и она ускоряется тем, что народ уже разрезан на две части) на которую отпущен срок, равный остатку жизни престарелой части нации. Мы вынуждены сказать эту тяжёлую истину – возможности финансовые, физические и духовные для части народа при сохранении нынешних реалий не оставляет ей другого шанса, что и определит исторический вклад определённых сил, воспринявших миссию 1944 года на алтарь Отечества, что определит меру ущербности в остальных поколениях крымскотатарского народа, которым суждено продолжить на родине его историческую эстафету.

Второй шанс – это возвращение на родину с изложенным выше балансом, определяемым соотношением интенсивности этих двух факторов. Те же два шанса стоят на совести и пойдут в послужной список нашей отечественной демократии, а в итоге – на исторический счёт России, Украины, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии. Пройдут десятилетия, забудутся названия партий и «фронтов», «блоков» и «движений», выветрятся воспоминания о некоем Горбачёве, неких Ельцине, Кравчуке, Назарбаеве, Каримове, Махкамове, Акаеве, как мало кто знает и думает о Кобулове, палачах-прокурорах Зотове, Сергееве, Карюгине, «писателях» Югове, Павленко, Первенцеве. Но бесспорно останутся русский, украинский, узбекский, казахский, таджикский, киргизский – великие и прекрасные народы. И останется изломанный, загнанный в солончаки мужественный крымскотатарский народ. И останется историческая память, как великие народы в совместном уговоре и согласии через механизм своих монстров – партий и служб, лжевластные механизмы, через свои демократические и менее демократические институты, забрались в татарские дома, когда мужчины татары добивали общего врага на полях Европы, вывезли женщин и детей татар на погибель, ограбили народ до нитки. И как потом, промучив и эксплуатировав полвека, ещё раз ограбив до нитки захватив все лучшие части и куски крымской земли, и всю систему управления, закона, просвещения, здравоохранения, обеспечили превращение древнего трудолюбивого народа в прослойку, сброшенного в низы социального механизма. И если история сохранит имена неких чистых и бескорыстных подвижников русской демократической идеи как Писарев и Костерин, Софья Калистратова и Леонид Плющ, то в свете единственной бесспорной исторической реалии как последних из могикан этой не состоявшейся идеи. Если, конечно, эта идея так и зациклится на ожесточённом выдирании друг у друга такого жирного кусочка – Крыма, наподобие двух львов, терзающих черепаху. Если эти гиганты, со стоицизмом нищих растравляя свои болячки, кидают миллиарды в имперские авантюры и, отказывая малюсенькому народу, обирают его до последней нитки через уникально обустроенное «поле чудес».

Те же два шанса останутся на совести всего сообщества наций и региональных организаций, которое уже благословило в XVIII веке аннексию Крыма и кровавое истребление миллионов крымских татар, закрыв свои ясные глаза цифрами «переписи» барона-карателя просвещённой императрицы Игельстрома. И благословило второй раз, когда Крым был полностью очищен от коренного народа и превращён в стратегический плацдарм системы зла и лжевластия. И готово закрыть третий раз, поощрив «идею» очередными кредитами. В первый раз была хорошая компенсация в виде раздела «наследия больного человека» – Балкан. Второй раз – в виде раздела рейховского наследия в Магрибе и Ближнем Востоке. Не исключено, что опять найден оптимальный мезальянс где-нибудь, скажем, в пустыне, сочащейся нефтью или где-нибудь возле рухнувшей стены. А встречной ставкой таких мезальянсов, как правило – ставка на устраивающую миссию империи и в качестве жупела и противовеса «пустыне», благо афганский синдром, обновлённый чеченским, у всех в памяти. Социальное брожение Востока, способное закрыть эру его как сырьевого придатка, всегда рассматривалось миром как дерзкий вызов. Но чтобы имперский дух существовал, его надо питать тем, чем он питается. А питается он подавлением народов, аннексиями. Но восточные симпатии империи где-то могут стать опасными другим интересам на Востоке, чем имманентные амбиции Востока. В трещины распадающейся империи, как и до октября, можно ещё влить свой капитал, и меняя температуру и свойства, то расклинивать ещё сильнее, то скреплять «на соплях».

То, что после короткого периода взятия власти, возобладали рецепты её организации, выработанные в XIV веке в псковском монастыре, предопределило развал государства, его постепенную лакеизацию (роль кнехта Запада в антивосточной политике) в переходе к прямой конфронтации с Востоком (Крым, Даманский, Афганистан, «бойня в пустыне») перемежающаяся со столь же позорными заискиваниями и заигрываниями с восточными сатрапами и марионетками.

Мощная, современная, высоко гуманистическая концепция «русско-восточного соглашения» великого просветителя Востока И. Гаспринского, опиравшегося на доскональное знание России и Востока, социальных учений, истории мировой политики, связанного с прогрессивными силами тюрко-мусульманского мира, не могла быть принята самодержавием, которое, однако, понимало весомость такого призыва. Зато шариковы, перенявшие эстафетную палочку с клеймом псковского монастыря, через полвека разворотили даже могилу Гаспринского. Как решат этот вопрос новые отцы славянской демократии: решат ли полностью увязнуть в тупиковой ситуации или, признав очевидное, выйдут на путь надёжной стабилизации и укрепления позиций на Востоке, (предопределив развязывание проблемы депортированных народов), но и побудит мировое сообщество существенно гуманизировать свои подходы.

Существенную роль в соотношении двух фактов в судьбе крымскотатарского народа играют и другие компоненты полувекового содержания в разгромленном поднадзорном состоянии. Неукоснительно соблюдавшийся потолок в служебном положении специалиста крымского татарина, независимо от его квалификации, таланта, стажа работы. Возможность преодолеть этот «потолок» (уровень «тягловых» должностей) только ценой особых услуг перед системой слежки и преследования, борьбы и просто чаяния народа на восстановление справедливости. Практически закрыт путь в ВУЗы элитарного уровня, к вершинам науки, сферу передовых технологий, структуры советов, просто вытравили в народе стремление на саму мысль стремления вверх, к совершенству. Тотальная система подавления привела к полной утрате во всех сферах человеческой деятельности крымским татарином осознанием себя органической частью структуры социального, профессионального, политического организма. Разрушило эти, складывавшиеся на протяжении многих веков структуры естественного отбора, совершенствования, формирования трудового, социального, политического, культурного организма, которые охватывают и включают всех индивидуумов нации от первого крика младенца до последнего вздоха, которые и составляют народ в полном смысле понятия как самоорганизующееся, самонастраивающееся, прогрессирующее, устойчивое, исторически сформировавшееся общество. Разрушение этих структур в силу дисперсного содержания народа в отрыве от национальной территории, полицейского среза управляющих структур, как если рост дерева ограничить ж/б потолком на высоте 1/5 его роста, являясь тяжкой формой геноцида, серьёзно разрушило, разъединило народ, подавляет процесс его возрождения. Единственным фактором, нейтрализующим этот смертоносный фактор, является национальное движение, политически связывающее, организующее и мобилизующее его к восстановлению естественных процессов жизни. Длящееся полвека, подтверждённое авторитетом и мощью всей системы подавления народа, осознание непробиваемости «потолка» объясняет крайне низкий, убогий уровень и жёсткий дефицит кадров интеллектуальной сферы среди крымских татар, усугубляемый целевой деформацией кадровой политики в Узбекистане и разной хозяйственной спецификой мест высылки из Крыма. Практическое отсутствие сельхозкадров (агрономов, техников), перепроизводство («числом поболее, ценой подешевле») учительских кадров, слабый корпус выпускников строительных специальностей на уровне Ферганского политехнического института, медиков – на уровне Андижанского мединститута – вот, пожалуй, и всё чем мы располагаем. Три встречи «мозгового центра» выявили безотрадные итоги «татарских предприятий» в Крыму подтвердили тяжесть кадровой проблемы.

Одновременно, упомянутый канал в более высокие уровни в известной мере сформировал несколько более качественный, но очень узкий слой технической (в основном строительной) интеллигенции. Но специфика этого слоя требовала иных качеств, мало способствовавших профессиональному росту. Поставила в распоряжение стратегов подавления курса на возвращение в полном объёме крымскотатарского народа целиком зависимую когорту «хозяйственников», когорту послушных, деморализованных, повязанных прошлыми отношениями в программах КГБ создателей «мубарекской зоны», «джизакского эксперимента» и других авантюр по закреплению народа на высылке. Срыв программы первоочередных мер, который позволит перекачать в конце 1991 года неосвоенные инвестиции на затыкание старых прорех Крымоблисполкома, на правах «контрибуции» за выделенные земельные участки под индивидуальные дома татарам и прочие афёры и махинации. А остатки фондов – по отработанным в Средней Азии (да и в Крыму) каналам коррупции, протекционизма и кумовства распределить между этим слоем и их родичами, среди всего того слоя зажиточных мужичков, которые потом прочно возьмут за горло татарскую голытьбу на самостроях. Чем и занималась опекаемая кем-то из Москвы «Кая», чем и занимается нынче Комитет по делам депортированных народов, отмывающий операции через «резервный фонд», другими способами, доведёнными в системе казнокрадства до высот искусства.

Этот послушный, преданный своим благодетелям слой пронырливых ловкачей, любимых хозяевами в качестве зазывал, надсмотрщиков над народом, первичных исполнителей финансово-политической программы при программе освоения Каршинской степи, ранее – Джизакской степи, где их подготовили к главной операции их жизни, чем и объясняется сегодняшняя горячая любовь к ним новых хозяев, в главных кадровиках у которых недавно числились Гиренко А.Н. и Ивашко И.А.

Схема «параллельной структуры», по которой построен Комитет по делам депортированных народов Крыма с отдельными «татарскими» предприятиями, деятельность которых блокируется по всем каналам финансового, материально-технического и т. п. обеспечения, отданных на откуп «мубарекской гвардии», позволяет не только ограничить мощность государственной программы «мощностью» этих шарашек (что горячо пропагандировал главный куратор такой национальной политики Г.С. Таразевич), расхищать и срывать программу, отдать крымскотатарский народ с потрохами в руки этих «отцов народа». Данная схема позволила и уже обеспечила трансляцию на Крым всех, самых уродливых явлений в хозяйственном механизме Узбекистана, которые определили и обусловили его прогрессирующее отставание, душили узбекский народ. Теперь это намечено устроить и в Крыму, и в немалой степени направлено на дискредитацию крымскотатарского народа в глазах остального населения Крыма. Из тех же соображений в Комитете фактически дублируется работа УКС, по той же схеме формировался «меджлис», «координационный центр культуры», чтобы поставить под контроль хищной, бездарной, невежественной и алчной оравы экономическую, хозяйственную, культурную, духовную, просвещенческую и политическую жизнь всего народа. Так же, как она была поставлена под всевластие комендантов в спецпоселениях, вырвать народ из системы государственных, общественных отношений, обеспеченной финансами, законами, наукой, механизмом общественного контроля, обрекая народ на изоляцию и деградацию. Пробить «потолок» деградации удавалось при условии выезда в столичные вузы, оставаясь там, в современных научно-технических центрах. Такое перекачивание мозгов было обставлено теми же условиями и создало по терминологии ЦК КПСС институт «московских крымских татар» (планировалось использовать этот «институт» для манипулирования народом через центральные средства массовой информации и мистифицировать представительство крымскотатарского народа в представительских органах). Такие публикации известны («Ровесник»). Такое ложное представительство осуществлялось в составе сорвавшей программу возвращения Госкомиссии Догужиева (татарское представительство в московско-рижско-казанском варианте). Соединение сил («мубарекской гвардии» и «московских крымских татар) произошло в «меджлисе» по программе Старой площади и Рескома КПУ (В. Михайлов, А. Гиренко, Н. Багров) и сложной игре комиссии по национальной политике ВС СССР, Комиссии ВС Украины.

По сути дела «курултай», оргкомитет которого возглавлял главный поверенный системы удерживания народа на высылке в УзССР, организатор многих провокаций против национального движения, бывший министр строительства С. Омеров, представляет собой форум, слёт ОКНД и вместе с «меджлисом», составленным указанными кадрами, является одной из тех прекрасных царевен, в которую превратилась, ударившись о землю КПСС. Та же жёсткая, беспринципная централизация, те же тайные операции финансово-хозяйственного плана, та же система узурпации с помощью державных покровителей титула «высшего, полномочного представительного органа», та же лживая печать и подкуп печати, бьющей по национальному движению анонимно извне, те же приёмы политического блефа и шантажа.

Продолжатели политики 1944 года, поставив цель оставить часть, народа на высылке, соответственно сфальсифицировали данные государственной переписи 1989г., выведя цифру 258 –271 тыс. человек. Под давлением НДКТ, изобличившего анкетированием подлог по многим регионам, Госкомиссия вынуждена была подкорректировать цифру до 350 тыс. человек. Поэтому идеологи геноцида стали искать в среде народа «авторитетный источник», который бы узаконил их планы, и создали такой «авторитетный источник». Инспирировали и помогли сформировать «меджлис», который мотивировал свои притязания быть полномочным органом «всего народа» тем, что на «курултай» (сформировавший «меджлис») «от каждой тысячи крымских татар» делегирован один представитель, а общее число делегатов – 268 человек, то есть от 268 тыс. человек. Ссылаясь на то, что в Крыму уже 130 тыс. человек, ОКНД, чьим слётом явился «курултай» без стыда заявляет: «Кто хотел, тот уже вернулся в Крым».

Но расчленение народа и оставление его большей части на высылке (в основном пожилая часть народа), не есть вся программа сил 1944 года. Поэтому наравне с «независимыми» газетами по судьбе крымскотатарского народа бьёт и «независимая экспертиза», которая по протекции ОКНД пристроилась к сонму внезапных благодетелей крымскотатарского народа, а заодно и к поеданию инвестиций татарской программы.

«Центр независимой экспертизы», возглавляемый неким Э. Паиным в очередном «научном отчёте», согласившись не только с фальшивой цифрой переписи сегодня, но и подправил барона Игельстрома – эмиссара Екатерины II. Эмиссар миллионный крымскотатарский народ представил цифрой 140 тысяч человек, узаконив таким «статистическим способом» планы геноцида. А независимый эксперт Э. Паин уточняет, что татар к концу XVIII века было ещё меньше – 80 тыс. Видимо понимал, что Игельстром не учёл 1944 года. Независимый эксперт совершает ещё один подвиг науки. Он выделяет в Крыму четыре «зоны», которые, как утверждает отчёт, крымские татары рассматривают «в качестве их национальной родины». Точно так же считал и Н. Рыжков, издавая расистское постановление № 1476, формирующее систему апартеида на полуострове. Территорию Крыма вне «зон» – города, выход к морю, Керченский полуостров и большую часть Симферопольского и Черноморского районов эксперт (и видимо в скором будущем – член «меджлиса») Э. Паин считает по геологическим, экологическим и прочим природным условиям для крымских татар не подходящими.

Итак, в существующих реалиях организованное возвращение и восстановление суверенитета крымскотатарского народа заблокированы. За последующие 5–6 лет в Крым самостоятельно смогут подтянуться ещё не более 100 тыс. человек, ценой полного ограбления и изнеможения в гиренковской модели «естественной миграции», основная, главным образом старая часть нации обречена к деградации и исчезновению на высылке, перекочевавшая часть – около 250 тыс. человек обречена к деградации в схеме экономического, географического, правового апартеида, зажатая в «зонах» живо напоминающих спецпоселения 40-х годов и тогда не частую, но символическую фигуру помощника коменданта из числа крымских татар, с камчёй в руках подгоняющая строптивый, нерадивый и непонятливый народ.

Но это не есть игра стихийных исторических сил, такую судьбу уготовили народу силы имперского реванша, которые понимают, что у них остался последний исторический шанс, активизировались и пустили в ход все свои внутренние и международные связи, рычаги и агентуру.

IV. РАССТАНОВКА ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ В КРЫМУ.

Полвека крымское общество формировали методом селективного переселения в Крым и мощной идеологической обработкой населения в расистском, имперском духе. Прямое – без учёта ротации заселение 2 млн. человек, причём обеспечивалось соотношение русских и украинских переселенцев 1:2, 1:3. Всё это обусловило тяжёлую деформацию индивидуального и особенно коллективного сознания: трудовые массы крайне запуганы, забиты, политически инертны. При этом они легко поддаются манипулированию шантажом и леденящими кровь слухами («татары будут резать детей»), подстрекательскими листовками, сплачиванием участием в «сходах» и бесплатной водкой, искусственным товарным голодом, системой административного и служебного давления.

Хозяйственные руководители командной «экономики», вышколенный районный аппарат десятилетиями жили в атмосфере безнаказанности и провоцирование на любые нарушения трудового, гражданского и политического права в духе известного совещания в Воинке в 1978 году перед косыгинскими погромами. Хищническое разграбление земель Байдарской долины, Сакского района номенклатурными ворами и разграбившими Якутию ведомствами, беззастенчивое растаскивание на собственные нужды целевой программы, подключение к любым кампаниям политической травли, организуемым из Москвы, провоцирование, а затем погром самостроя, в конечном случае вершится через этот слой. Хотя и здесь в сознании и поведении намечается перелом, многие руководители уже осмеливаются отказаться от беззакония и проведения дискриминации.

Оплот антитатарских настроений и акций в этом слое – это Совмин республики, – автор главных хитростей в «программе Масола» (первоочередных мер и Госпрограммы), осуществляющей такой манёвр инвестициями и оргмероприятиями, что основная масса средств неизбежно попала бы не по назначению, сводя к фикции организованное возвращение. Именно Облисполком – Совмин квалифицированно обеспечили срыв реализации Постановления № 666 СМ СССР, спешно раздарили около 300 тыс. участков под дачи с пропиской, первый открыто протянул руку за 35 миллионами целевой программы при помощи Гиренко разгромил Комитет по делам депортированных народов, чтобы поставить во главе его марионеток, выпестованных ранее в программе КГБ «Мубарекская зона», спонсор «Каи», «курултая» и т. д.

Депутатский корпус соединяет в себе главные пороки перечисленных сил: политически инертный, крайне реакционный, – наиболее поражённая имперской идеологией часть крымского общества, уникально манипулируемая своим Президиумом и Рескомом. Теперь Реском упразднён, но структуры подлинной власти на базе различных форм собственности от земельных угодий до независимых средств информации давно созданы, глубоко эшелонированы, нахрапистые «демократические» двойники уже с лихвой восполняют невидимку на поприще имперского идеологического прессинга.

Подлинно демократические силы почти бессодержательны, мизерны, разобщены, робки, оторваны от народа и не имеют никакой осмысленной программы и представлений о цели и путях борьбы, оторваны от демократических сил в Союзе – как на Украине, так и в России. Либерально сочувствуя крымскотатарскому народу, национального вопроса не понимают и не желают понять, что он непосредственно завязан и воплощает в себе всю гамму социальных, правовых, духовных проблем Крыма. Поэтому в Крыму не получилось пока соединения подлинно демократических сил с крымской проблематикой, естественного союза с национальным движением крымских татар, обладающим огромным политическим опытом и глубокими демократическими традициями. И напротив, имперские силы в этом хорошо консолидировались и непосредственно завязаны на главные силы такого рода в Союзе и республиках.

Крымские татары большей частью вообще ещё не интегрированы в социальную структуру (сильная безработица), не успели социально адаптироваться, не представлены в депутатском корпусе, СТК и в целом ещё находятся на положении изгоев. Богатые политическим, весьма специфическим опытом, они, однако почти лишены кадров, знакомых с «советской работой», нередко проигрывая в элементарных, стандартных ситуациях бюрократического мошенничества. Система, ловко создающая таким образом тупики, толкает затем на такие политические методы их разблокирования, которые явно проигрышны, создают видимость правового нигилизма татар, создают благоприятные условия для провокаций. Указанная выше ситуация расчленения народа по имущественному и по возрастному признаку впервые за полвека создала благоприятные условия для провокационного политического менторства. С самого начала движения (начало 50-х) и до конца 80-х решительно и стопроцентно пресекались всякие попытки опекунства и политического манипулирования народом. Учить татар уму-разуму, навязывать политические модели, давно отработанные в штабных играх, апробированных аналитиками Старой площади и Лубянки в Чехословакии, Польше, Йемене, на Кавказе, Прибалтике, Поволжье, Сомали, Эфиопии и т. п. – ринулись под всеми флагами эмиссары всех родов политического конкистадорства – от скромных «независимых экспертов» политологии и социологии, до коммерсантов и подвижников национальной идеи, чьи рецепты живо напоминают сказку о вершках и корешках – её персонажи и итоги.

Присутствие воинских корпусов и Севастополя, с их особым статусом, интересами и индивидуалистическим самосознанием, определяемым этим статусом, довершает картину. Она показывает, что относительной имманентностью в рамках их политической зрелости обладают только два субъекта отношений – крымские татары и трудовые массы переселенческого населения. Все остальные – транслируют с разной степенью прямоты или заданной меры мистификации главные императивы тех сил в центре и республиках, которые и провели стратегию «Крым – без крымскотатарского народа» в формулах и комбинациях с юрисдикцией, статусом и депортацией, и стремятся эту стратегию завершить и узаконить. Задача НДКТ эту игру разоблачить и эту стратегию дезавуировать как губительную не только для крымских татар, но и для гигантов, только крах неизбежен с некоторой задержкой во времени.

V. ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР.

Проблемы эти непосредственно вытекают из всей той политической конкретики, которая бегло представлена выше. Естественно, задача никоим образом не сводится к плану придти к власти, хотя задача демократического формирования органов власти, которые бы защищали и представляли естественноисторический статус и права крымскотатарского народа, решая при этом весь комплекс проблем полиэтничного населения в его взаимосвязи с окружающим миром, – такая задача также входит в круг задач движения. Но, как таковое, НДКТ, не являясь ни партией, ни организацией, не стремится и не может стремиться к власти и вообще не имеет собственных интересов и планов, которые бы не совпадали с интересами и чаяниями народа, с сущностью его Наказа.

Существенная малость крымскотатарского народа относительно населения Крыма, мест высылки, а тем более в Союзе, экономическая задавленность и политическое бесправие делает не только беспредметным силовой фактор (на который его и пытаются стащить опекуны-провокаторы), но и чреватыми тяжелейшими последствиями для народа также массовые мероприятия, которые фундаментально не были бы подкреплены идеологическим, информационным, интеллектуальным сопровождением. Именно этим объясняется стратегический успех того вала митингов и демонстраций, который потряс в 1966–69 годах карательную систему не только ссыльного края, но и державные круги в Москве. Этот вал массовых выступлений был подготовлен двухлетней напряжённой политической работой движения в самом народе, а также мощным идеологическим наступлением на позиции апологетов 1944 года во всех сферах.

Это необходимо отметить в связи с тем, что карательные службы главный удар направили именно на то, чтобы лишить народ понимания сущности происходящего, предвидения перспектив и уверенности в победе, втянуть его в заведомо проигрышную мясорубку силового противостояния. И если агентура спецслужб в национальном движении ни чем другим не занималась, кроме как призывами «писать документы на полстранички» и «только факты и никаких рассуждений, кроме как кастрированием документов до уровня рассказиков из букваря. То сегодня агентура, глядя назад, тоскливо ноет о «петиционном характере движения в прошлом», стремясь, чтобы масса осталась невежественной, тогда ею легче манипулировать, подводя под провокации.

Вооружение народа пониманием происходящего является главным оружием его политической консолидации, противостояния превращению расслоения по имущественному признаку в расслоение политическое, нейтрализации тяжёлого фактора географического рассеяния народа. Необходимо решительным образом пресекать любые попытки внедрять в народ через опекунов политические наживки и рецепты, курирования движением со стороны.

Движение, не опирающееся на собственный политический разум, не выводящее своих инициатив из глубины и сознания самого народа, обречено привести народ к катастрофе. Надо разоблачать шовинистическую басню, что движение якобы родилось под благословенной рукой и трудами какого-то вальяжного русского демократа. Если на голове какого-либо национального движения окажется покровительственная рука, то очень скоро окажется, что эта рука одета в китель какой-либо спецслужбы. Хотя, несомненно: на той или иной маленькой головке такая рука действительно лежала и такой головке суждено покоиться под покровительственным колпаком и поныне.

Только такое движение, которое имеет собственную голову, в состоянии критически и с максимальной пользой охватить и применить весь прошлый и нынешний опыт других политических сил, по настоящему будет открытым, как НДКТ.

Сегодня особенно актуально дать новым поколениям, пришедшим в жизнь после эпохи застоя, ясное, сжатое изложение истории борьбы и её методов, напомнить: кто был кто, разрушить легенды спецслужб и тех, кто на этапе гласности хотел бы использовать национальное движение для решения своих корыстных задач и интересов.

В этой связи необходимо издать:

– сборник Информаций представителей с № 1 (лето 1965г.) по сей день.

– сборник Информаций республиканских (а затем всесоюзных) встреч.

– документы движения с 1956 по 1964 гг., основных документов за последующие годы.

– прочитать цикл лекций об истории национального движения и издать их.

– основать информационный печатный орган для широкого систематического информирования народа о ходе борьбы.

Задача стоит вновь, подключив к активной работе всех наших стариков и женщин, а через них ещё полнее молодёжь, активизировать борьбу по всем линиям, переломить ход событий, продолжая политические инициативы во всех структурах от поссоветов до Госсовета, по всему объёму проблемы.

Задачей движения является преодоление политического раскола народа, происходящего ввиду того, что в Крым вернулась более состоятельная и физически крепкая часть народа. НДКТ осуществляет задачу возвращения нации в целом и потому не имеет никаких противоречий и разных интересов с какой-либо социальной группой в народе. Судьба перекочевавшей части народа без той, что осталась на высылке не менее тягостная.

ОКНД и её слёт («курултай»), их центральные структуры (ЦС и «меджлис») по сути дела представляют собой «партию сытых», партию раскола и деградации народа и именно в таком качестве притязают на власть над народом, не представляя даже истинных интересов вернувшейся, наиболее зажиточной части.

Сама «партия сытых» получает возможность орудовать только потому, что в результате долгих десятилетий, часть народа получила возможность прорваться в Крым. Власть над народом прельщает и является источником состояния, но интересы народа требуют, чтобы органы власти не были засорены прохвостами, помогающими душить народ, а формировались посредством демократического механизма самим народом, а не апелляциями то к турецким коммерсантам, то к Балагуре, то к неформалам в Киеве, то ещё куда. «Партия сытых» совершенно ложно заявляет о себе как о преемнике национального движения. Но её кадровый состав (питомцы программы «Мубарекская зона», эмигранты от народа к комфортабельной жизни, перекрасившиеся партократы) и их главные лозунги, совпадают с лозунгами Гиренки, Паина, Горбунова и пр., свидетельствуют, что она преемница совсем других исторических сил.

Национальное движение крымских татар с завершением организованного возвращения народа исчерпает свои функции, а его участники, как наиболее активная и передовая часть общества, скорее всего, вольётся в широкую разночинную демократическую среду, будет ли это демократическая партия или иная структура. Но этот процесс начинается уже сегодня, когда судьба вопроса стоит, пожалуй, наиболее катастрофично. Положение в крымскотатарском вопросе и судьба крымскотатарского народа как в фокусе отражает политическую картину Союза и его судьбу, которая постигнет Союз несколькими десятилетиями позже.

Ни крымскотатарскому народу, ни другим такая судьба не нужна и потому цель движения:

1. Поставить перед всеми организациями мирового сообщества в рамках их компетенции, предусмотренной их уставами и международными обязательствами СССР и Республик по предотвращению агрессии, геноцида, нарушения прав человека, разъяснения сущности крымскотатарского вопроса, истинного положения в нём, обратив внимание, что уменьшение объёма гарантий национальной целостности и равноправия крымскотатарского народа против статуса 1921 года будет означать правовое закрепление акта аннексии 1944 и 1954 годов, закрепление итогов и продолжение политики геноцида против крымскотатарского народа, акта перманентной агрессии на арене Чёрного моря.

2. Поставить перед международным сообществом требование осудить эти аннексии, геноцид и агрессию и оказать им международно-правовое противодействие.

3. Выступить с инициативой к парламентам, правительствам и общественным движениям стран черноморского бассейна о проведении международной конференции по безопасности и сотрудничеству стран региона с рассмотрением всего комплекса проблем и в центре её – проблемы Крыма и крымскотатарского народа.

Принято на на 51 Всесоюзной Встрече представителей НДКТ

г. Джанкой, 5 – 7 октября 1991 г.

Comments:

Яндекс.Метрика