Проект концепции национальной политики прав и отношений в Крыму

НАЦИОНАЛЬНОЕ   ДВИЖЕНИЕ   КРЫМСКИХ   ТАТАР

НДКТ

ИНФОРМАЦИОННАЯ  РАБОЧАЯ  ГРУППА

 

Автономная Республика Крым, 97570 Симферопольский район, п. Чистенькое, ул. Советская, 15. тел. 38-(0652)-249928,  Факс 38-(0652) 630013,  моб. тел. 38-0509966706

 

 

35/0593  от 22 мая 1993 г.

ПОСТАНОВКА ВОПРОСА

 

О концепции национальной политики прав и отношений в Крыму

 

Ближайшая проблема, стоящая перед крымскотатарским народом определена его наказом и состоит в восстановлении национальной целостности народа в Крыму. Без решения этого вопроса народ не сможет восстановиться как историческая общность и главная задача преступной стратегии 1944 года окажется выполненной. Сегодня практически исчерпаны возможности инициативного возвращения, а на пути организованного возвращения стоят экономическая разруха, государственное разъединение бывших республик СССР и старые стратегические, геополитические представления ведущих государственных мужей и политических группировок. Эти устремления и невежественные представления, что в интересах «великих» народов бывшего СССР выгодно лишить правосубъектность периферийных народов, дезорганизовать их экономику и таким образом осуществлять политический контроль над ними и по сей день сохраняют для этих сил привлекательность.

«Концепция», предлагаемая НДКТ, исходит из того, что без восстановления в правах крымскотатарского народа в принципе невозможно установить честного и справедливого геополитического баланса между Украиной и Россией и между ними и окружающим миром. С другой стороны без пересмотра средневековых стратегических установок «опустошающей цивилизации», без установления справедливых отношений равноправия между народами и государствами, смыкающимися в Причерноморье невозможно и решение крымскотатарского вопроса.

«Мир взаимосвязан», говорит Концепция. Это единая цивилизация в неразрывной географической, ландшафтной и климатической связи. Он состоит из компактных материнских ядер народов и компактных диаспор с идущим непрерывно процессом их взаимообмена. Задача в том, чтобы, учитывая особенности каждой этой устойчивой формы и всей цивилизации вцелом обеспечить личности, независимо от её места в этой динамичной системе равные права и действенные возможности самореализации. «Личность, бесспорно в этой процедуре правообеспечения является определяющей категорией, ибо именно на уровне личности могут быть сведены воедино и сопоставлены в своей совокупности гарантии и возможности, предоставляемые законодательной и нормативной базой всех уровней». Концепция предусматривает учёт прав этих трёх правосубъектов на основе наработанных международно-правовых документов: права народов, меньшинств и отдельно взятой личности безотносительно её национальности. В ней указывается, что «политические партии или коалиции, получившие большинство в парламентах, не могут проводить в жизнь национальной политики вразрез настоящей Концепции», – поскольку, будучи совместно выработанной и признанной, эта Концепция станет по сути дела нормой международного и государственного права, вобравшей в себя весь предшествовавший опыт и решимость народов и государств строить цивилизацию на основе равенства.

Такая Концепция может состояться только в том случае, когда государственные круги ведущих политических сил России, Украины, Крыма окажутся в состоянии осознать неизбежную катастрофу, к которой ведёт средневековая стратегическая доктрина и то, что иного пути нет, а потому безотлагательно сформулируют Консультативный Совет с участием представителей крымскотатарского народа при отработке и реализации Концепции.

Генеральная встреча обязывает ИРГ представлять позицию НДКТ в этом Совете. 

 

 

Концепция  национальной  политики,

прав  и  отношений  в  Крыму

 

О  необходимости  и  сущности  Концепции.   Преамбула.

 

 

Если расчленение СССР входило в планы определённых сил извне, как средство глобальной перекройки геополитической карты мира, а изнутри как средство разрушения правового поля и полного паралича защитных государственных механизмов для номенклатурного варианта присвоения «общенародной собственности» и фактической незыблемости тоталитарно-командного принципа, то для придания расчленению и распаду видимости и характера исторической закономерности в политической системе страны расчётливо пестовались и насаждались, а затем переросли в объективный ряд факторов и предпосылок. Они заключались в государственной /огосударственной/ стратегии и вытравления всякой суверенности личности и народов, насаждении иерархических принципов и приоритетов в национальном вопросе. Республики при этом всё более рассматривались исключительно с точки зрения «общего интереса» как некие стратегические территории  /сырьевые, ресурсные, оборонные, наступательные, курортно-оздоровительные, ссыльные, карательные, полигонные, резервные, буферные/, перед которыми обязаны были отступать и практически полностью игнорировались права и интересы, а нередко и само существование, как личности, так и целых народов. А под видом «общего интереса» всегда скрывался исключительно интерес правящей клики, как бы он ею ни толковался и в чём бы ни состоял.

В этой химерической стратегии и политике могли дариться территории и народы, миллионы людей загоняться в ГУЛАГ, совершаться, скрываться /или/ героизироваться самые циничные преступления против человечности и человечества. Она равно подсекала под корень все народы и всё общество, разлагала и демонизировало его. Но поскольку жертвой пали сначала меньшие и более слабые, предусмотрительно компрометируемые и очерняемые по принципу «разделяй и властвуй», то эта, в миниатюре воспроизведённая полпотовским режимом без обиняков технология самоуничтожения общества смогла функционировать не только до полного развала ставшего профанацией Союза, но и продолжает конвульсии и в продуктах  распада.

Всё это нельзя рассматривать не иначе, как кризис цивилизации в русле субъективизма  национальной политики, неизбежной и в тоталитарно-командной схеме. Ибо такая схема всё более сводится рано или поздно к господству над обществом примитивных средневековых суеверий и предрассудков, разнузданного невежественного субъективизма, скрываемого под мелким утилитаризмом, пышно именуемым «здравым смыслом». В таких условиях единственным смыслом деятельности во властных структурах является домогательства самой власти и использование её в частных интересах камарильи, иных корпоративных форм, и представившаяся возможность поделить общественный пирог затмевает даже инстинкт самосохранения.

Поражённая кризисом цивилизация, готовая отдать на попечение рынку экономику, лихорадочно пытается найти выход во второй важнейшей сфере – в национальной политике, не решаясь расстаться с хламом обветшалых ассимиляторских догм и полицейщины. Потому что притеснительная политика – это верный шанс внеэкономического присвоения за счёт ущемления прав до уровня «культурно-национальной автономии», разграбления ресурсов, опустошения  территории  «инородцев».

Именно неспособность отрешиться от этой модели национальной политики – политики «опустошающей цивилизации» предопредила крах Союза как политической системы. Выхолащивание, саботаж Федеративного Договора неминуемо может повести Россию этим проторенным путём. В свою очередь унитаризм, возведенный в ранг государственной политики, как родовая болезнь, полыхая с разной степенью интенсивности в ряде республик, где идея суверенитета доходит  до теоретического исступления, всё отчётливей выступает как предварительный сговор  на дискредитацию и разгром подлинного равноправия и суверенности народов. Он искусственно культивирует противостояние, насаждает иллюзию «пятой колонны» в лице компактных диаспор из глубин времен сосуществовавших народов, развязывая руки тоталитарным имперским силам  регионального, международного и глобального масштаба. Он лишает всех шансов на суверенитет и предопределяет только передел геостратегической карты, передел, в котором победить дано только тоталитаризму высшего порядка.

Уроки Грузии и Таджикистана предписывают Крыму высочайшую бдительность от провокаций, а Украине – необходимость безотлагательно сформировать позитивную концепцию внутренней национальной политики, как исходный пункт выверенной программы внешнеполитической ориентации.

Мир взаимосвязан. Это – единая географическая, ландшафтная, климатическая система. Независимо от политического строя, сущности и структуры производственных отношений и форм собственности человечество может развиваться только на базе и с учётом фактического размещения на планете разрабатываемых и перспективных месторождений полезных ископаемых, мировых житниц и водно-климатических ресурсов, исторически складывающихся рынков, торговых путей, международного разделения труда, центров и субъектов цивилизации.

Великие перемещения народов, развитие торгового капитала и «великие географические открытия», другие закономерности и изломы мировой истории привели к формированию устойчивых компактных ядер народов-наций в пределах территорий этого формирования. Эти компактные /материнские/ ядра народов-наций являются центрами непрерывного воспроизводства культуры в материальной и духовной сферах как носители и феномены цивилизации.

Вместе с тем исторический процесс обусловил сложную мозаику диаспор этих народов, наложенную на карту размещения материнских ядер, мозаику тоже сравнительно компактных фрагментов народов-наций, причём численность этих фрагментов нередко превосходит численность материнских ядер тех народов, на территории формирования которых, эта диаспора  /«национальное меньшинство»/  обретается.

Именно через диаспоры и их связь с материнским ядром своего народа идёт наиболее интенсивное животворное соприкосновение, обмен и взаимообогащение культур, обеспечивая цельность, величие и важнейшую компоненту качественного роста культуры. Соприкосновение, обмен и взаимовлияние – это закон существования и прогресса цивилизации.

Этот закон не может быть ни оспорен, ни заслоняться фактором оборачивающихся нередко потоками крови столкновений диаспоры /нередко с подачи и при поддержке представительных государственных институтов её материнского ядра под предлогом защиты интересов диаспоры/ с материнским ядром или представительными институтами народа-нации на территории её формирования.

Этот фактор возникает объективно или искусственно создаётся коварно проведёнными «по живому» границами, депортациями или импортациями крупных масс населения «этническими чистками». Он неизменно сопутствует истории цивилизации, но является сознательным перенесением «закона джунглей» на человеческое общество в силу господства невежественных представлений /или преступного правосознания / об «оптимальной» или даже «универсальной» модели мирового, регионального или национального устройства и «порядка».

Этот фактор, как правило, разрушительным образом, наподобие воровства или грабежа, влияет на цивилизацию, создавая благодатные или хилые «оазисы» и окружающую их «пустыню» – «третий мир». «Аншлюс» Австрии, «судетский вопрос» /до и после разгрома Германии/, депортации народов Поволжья, Кавказа и Крыма, Карабах, резня ингушей в Пригородном районе Владикавказа и т. д. – таков почерк и плоды действия обсуждаемого фактора. Однако это признак не цивилизации, а того, что идёт от доисторического существования человека, осознано вносимый в его политическую практику. Этнические чистки, «берлинские стены» и другие приёмы из арсенала этого фактора, которые, казалось бы, направлены на то, чтобы радикально его устранить, на деле являются абсолютизацией доисторического состояния обрекающей человечество на вырождение.

Поиск правового, адекватного выхода из этого противоречия, поиск не просто волевого, только нормированного внешними атрибутами международного права, а соответствующего объективным историческим закономерностям, вылился в принятие Европейской Конвенцией о правах меньшинств. Эта Конвенция вместе с принципом права нации на самоопределение и многообразием апробированных международно-правовых форм её реализации должна непреложно закладываться во все, претендующие на жизнеспособность модели союзных или федеративных договоров и концепций национальной политики.

Устойчивые компактные ядра народов-наций в пределах диаспор /меньшинств/, независимо от того мигрировали они с примыкающих регионов или посредством «блуждающей колонизации» /как старогреческая диаспора в Крыму/, свидетельствует об исторической закономерности к сохранению компактности и самобытности как организма, субъекта истории. Они представляют собой две стороны процесса воспроизводства и взаимообогащения  конкретных феноменов цивилизации и земной цивилизации так таковой. Но имеется ещё и третья составляющая этого процесса. Это перманентная дисперсная миграция и расселения представителей каждого народа – нации в других. При этом они добровольно, во всяком случае, сознательно, воспринимают  или понимают язык, обычаи, культуру и менталитет нового окружения, не обязательно утрачивая сразу свои собственные. В целом это есть отражения процесса этнокультурного, идущего в обоих направлениях обмена, ассимиляции народом-нацией свежего притока. Это проблемный, но объективный лишённый антагонистических противоречий процесс. Он отнюдь не нуждается и, ввиду своей объективности и животворности, не допускает регулирующего его правового нормирования сверх соблюдения гражданских прав и свобод. Останавливать этот процесс, /равно как и интенсифицировать искусством механической миграции, установлением привилегий и ограничений/ – это значило бы, так или иначе, тянуть общество к доисторическому состоянию.

Задача состоит в том, чтобы заложить в концепцию механизм, учитывающий особенности процесса конкретных феноменов и цивилизаций в целом, который бы обеспечивал личности, не зависимо от её места в процессе, равные права и возможности самореализации, защиту от преступных посягательств со стороны другой личности или корпоративных сил и безотлагательное преодоление последствий такого посягательства. Следовательно, концепция должна определять не только региональную нормативную и законодательную базу, но и учитывать при её формировании конкретно – историческую и политико-правовую реальность, при посредстве которой охватываемый ею регион /в нашем случае – Крым/ интегрирован в окружающем мире. И, следовательно, адекватно Концепция может быть выработана только в том случае, если статус этого региона, /то есть его населения в лице субъектов правоотношений/ нормирован и гарантирован хотя бы в ближайшем окружении в соответствии с международным правосознанием, закладываемым в Концепцию. Единообразное понимание этих принципов в Крыму и в официальных столицах: в Киеве и в Москве, является необходимым и достаточным условием дееспособности такой Концепции, реальности надежд на  мир  процветание  в  Крыму.

Конституция и конституционные законы любого государства и государственного образования должны предусматривать три субъекта правоотношений:

- народы-нации /вместе с исторически приуроченными к ним этническими группами. Например: русский народ и камчадалы/, представленные компактным «материнским» ядром на территории формирования,

- компактные диаспоры /меньшинства/

- личность.

Личность, бесспорно, является в этой процедуре правообеспечения определяющей категорией, ибо именно на уровне личности могут быть сведены воедино и сопоставлены в своей совокупности гарантии и возможности, предоставляемые законодательной и нормативной базой всех уровней. Именно в этом смысле «права человека» представляют собой тот фундаментальный уровень, на котором и посредством которого реализуется и выявляется правовой или антиправовой характер государства, формируемый всем пакетом нормативных и законодательных актов и всей структурой органов управления, начиная от верховных, кончая муниципальными.

Настоящая Концепция, формируя модель исторически выверенной, оптимистической национальной политики, прав и отношений в рамках адекватной геостратегической доктрины в Причерноморье и развёрнутая в систему конституционных, нормативных и договорных документов и отношений, автоматически снимает правомочность, дееспособность и удостоверяет в международно-правовом порядке юридическую ничтожность сговора 1954 года и  скрепляющего его гласных и секретных протоколов и клятв.

 

Проект

КОНЦЕПЦИЯ  НАЦИОНАЛЬНОЙ  ПОЛИТИКИ,

ПРАВ  И  ОТНОШЕНИЙ  В  КРЫМУ

 

I. Общие принципы.

 

1.1.Разумная жизнь персонифицирована, но условием её воспроизводства является общество. Носителем, творцом и пользователем цивилизации является: личность в многосложности общественных связей /семья, род, нация, поколение, коллектив, страна и т. д./ и общество, в своём многообразии обеспечивая и обуславливая этим разумную жизнь личности.

Благосостояние и прогресс в обществе и общества возможны при надлежащем правовом обеспечении интересов личности и функционирования многосложных общественных связей.

Личность, как исходная частица общества, недолговечна и ограничена в возможностях охвата всего объёма культуры. Фундаментальность института права личности обусловлена тем, что для личности на её уровне объективируется весь объём возможностей самореализации, предоставляемый базисом и надстройкой. Напротив, народ-нация /как одна из самых крупных исторически сформировавшихся устойчивых подсистем общества и феномен цивилизации/ – долгосрочен и является подлинным носителем цивилизации, её хранителем, творцом, пользователем, правопреемником и правосубъектом. Уничтожив народ, безвозвратно уничтожают феномен и принципиальную возможность формирования личности.

Поэтому «права человека» и «права народов» не взаимозаменяют и тем более не отрицают друг друга, не выстраиваются в субординацию, а в равной мере призваны создать условия самореализации каждой личности, реальное равенство её возможностей.

1.2. Субъектами правоотношений являются: личность, народ-нация /и приуроченные к нему этнические группы/, меньшинства /компактные диаспоры/:

права личности описываются Всеобщей Декларацией ООН,

права народа-нации описываются принципами равноправия и самоопределения народов, навечной неотчуждаемости компактного ядра народа-нации от национальной территории и неделимости прав нации в границах её исторического формирования, декларациями по предотвращению геноцида, по деколонизации и другими вердиктами международного права;

права меньшинств описываются  Евроконвенцией.

1.3. В итоге конкретного нормирования прав в конкретной историко-политической среде и ситуации на уровне всех трёх субъектов правоотношений, итоговый объём прав и возможностей на уровне личности вне зависимости от её принадлежности к той или иной группе субъектов правоотношений должен исключать возможность привилегий или ущемлений. В итоге процесса нормирования должен быть обеспечен баланс интересов и гарантий личности, всех пластов и общества в целом, причём стремление «регулировать» баланс методами встречных или возмездных «этнических чисток», насаждением модели «культурно-национальной автономии» как скрытого метода «этнической чистки» – это окончательно заводить процесс в тупик, прикрываясь инсценировками правотворчества.

1.4. Без восстановления национальной целостности, исторического правонаследия и правосубъектности крымскотатарского народа нелегитимность на полуострове любого варианта его юрисдикции будет продолжаться, Крым будет оставаться полигоном и форпостом преступной, направленной против мира стратегии и всё глубже и необратимей будет втягиваемым в ожесточённую конкуренцию по праву силы, вероломства и наживы международного калибра и, наконец, рискует очутиться в принципиально иной геополитической схеме.

 

II. Мир, благосостояние общества, прогресс и свободы в Крыму и Крыма в Причерноморье возможны при соблюдении следующего комплекса условий:

 

2.1. Восстановление адекватных стартовых условий в отношении остающегося пока репрессированным крымскотатарского народа и исторически представленных на полуострове национальных групп /диаспор/:

- организованное возвращение, восстановление национальной целостности и правосубъектности, суверенности и состояний крымскотатарского народа, неделимости его прав на всей территории Республики Крым,

- социально-политическая реабилитация разгромленных с 40-х годов национальных меньшинств.

2.2. Нормирование правового обеспечения субъектам правоотношений – личности, меньшинства, народа, имея ввиду, что объём прав и гарантий личности, независимо от принадлежности её к народу или какому-либо из меньшинств, или не причисляющий себя ни к одному из них, по совокупности:

- муниципальных прав,

- конституционных гарантий Крыма и Украины и

- возможностям, предоставляемыми другими правительственными актами, международными договорами и обязательствами Украины и Крыма, – весь этот объём прав, гарантий и возможностей их фактической реализации должен быть идентичным соответствующим требованиям Всеобщей Декларации прав человека.

2.3. Обеспечение внешних условий, гарантий и возможностей отхода от стратегии «опустошающей цивилизации» в Крыму как бастиона и форпоста славяно-славянско-восточного вопроса, баланса прав и условий для его реализации посредством процесса адекватного конституирования в Украине и конституционную деятельность её государственной системы, а также посредством заключения международных договоров и соглашений её с Россией и третьими странами в силу следующих обстоятельств:

2.3.1. Отрицание, попрание прав крымскотатарского народа, чьей национальной родиной является Крым, его территория и история, лишает легитимации как представленные здесь диаспоры, так и любые внешние административные и патронажные прерогативы, /в том числе и в духе «кондоминиума»/. Более того, открывает простор для в равной мере нелегитимных притязаний любых известных и потенциальных претендентов на «делёжку» щедрот полуострова, его выгодного геостратегического положения как узловой точки славяно-славянско-восточного или просто «восточного» вопроса. Ныне отрицающую роль фактически играют Закон о разграничении полномочий между госорганами Украины и Республики Крым /как автономной/ – по сути дела сделки за спиной крымскотатарского народа, раздел проекта Конституции Украины о Республике Крым /как административной автономии – этого аналога увековечения палестинской проблемы/ и все остальные договоры и соглашения Украины и России вокруг Крыма, /например по Севастополю или о трудовой деятельности и социальной защите граждан этих республик, работающих за пределами своих стран/.

2.3.2. Непреложности обеспечения полнокровной связи русского и украинского населения Крыма с соответствующим материнским ядром нации в рамках бесспорности и уважения территориальной целостности и государственного суверенитета Украины и России и в рамках требований п. 1.3.

2.3.3 Недвусмысленный, честный отказ от обанкротившейся геополитической стратегии в Причерноморье, унаследованной из местного средневековья и провозглашение адекватной стратегии демилитаризации, добрососедства и мира на основе признания и неуклонного следования всеми субъектами правоотношений в Причерноморье настоящей Концепции.

2.4. Специфические моменты Концепции.

2.4.1. Во внутриполитической сфере и сфере договорных отношений Республики Крым, а также в рамках Договора о разграничении полномочий между госорганами Украины и Крыма, для Украины настоящая Концепция имеет ранг конституционного закона.

Концепция неделима, она не может выполняться или рассматриваться частично или селективно в отношении некоторых субъектов истории.

2.4.2. Не должно быть конституционных, наделённых властными полномочиями государственных, тем более «огосударственных» /вне- или надгосударственных/ структур по национальному, расовому или конфессиональному признаку. Никаких «высших, единственных и полномочных» параллельных институтов законодательного или исполнительного характера! Любые целевые, /в том числе национальные/ программы являются сугубо государственными, то есть обязательными для всех государственных органов, обязанных проводить их в рамках настоящей Концепции.

Конкретные инициативы для разрешения тех или иных национальных проблем или устремлений могут иметь статус исключительно общественных или политических и только опосредованные через структуру конституционных органов приобретать статус государственной  программы.

Политические партии или коалиции, получившие большинство в парламенте не могут проводить в жизнь национальной политики, вразрез настоящей Концепции.

Квотный характер формирования парламента призван, единственно гарантировать баланс прав личности в законодательных процедурах временного содержания, /например – деление бюджета, контроль адекватности исполнения законов и пр./ и призван обеспечить фактическое, а не фиктивное полномочное представительство интересов меньшинства от механического большинства, реализовать сущность Концепции и принципиально противоположен господству этнократического  принципа.

2.4.3. Гражданство Республики Крым формируется в русле настоящей Концепции и совпадает со статусом гражданства Украины в пределах Договора о разграничении полномочий госорганов Крыма и Украины. Институт двойного гражданства может иметь место в рамках программ миграционного характера, в той части и в том случае, если это не может быть решено в рамках настоящей Концепции.

2.4.4. Сущность Концепции обуславливает функционирование в Республике Крым в равном статусе официального трёх языков: крымскотатарского, русского, украинского, а языков других национальностей – на муниципальном уровне, приуроченном к административной единице их компактного обитания. Аналогично строится единая система национального образования.

2.4.5. Конфессиональная сфера отделена от государства и не имеет самостоятельного значения при формировании списков избирателей и списков для голосования. Права и свободы при этом регулируются в рамках представлений Евроконвенции по меньшинствам.

2.5. Настоящая Концепция после её корректировки с учётом предложений всех субъектов правоотношений на полуострове и тех, кто является по сути дела гарантами внешних условий, закладывается в основу конституционно-договорного права и неукоснительного соблюдения законотворческими и исполнительными структурами прямых и косвенных правосубъектов.

Comments:

Яндекс.Метрика